«Современный алхимик» Лорд Резерфорд и его русские ученики

Поделиться в facebook
Поделиться в twitter
Поделиться в vk
Поделиться в google
Поделиться в linkedin
Поделиться в email

30 августа этого года мир отмечает 150-летие со дня рождения великого ученого, основоположника ядерной физики, лауреата Нобелевской премии по химии, новозеландца Эрнеста Резерфорда. Для Новой Зеландии это особенное событие – ведь Резерфорд родился именно здесь, в небольшом посёлке на севере Южного острова близ города Нельсона, в многодетной семье фермера. Этот материал подготовлен Ольгой Суворовой и  основан на ее многолетнем исследовании, главные результаты которого опубликованы в Журнале Королевского Общества Новой Зеландии – статья «Rutherford and Russian Physics: the critical influence of the human factor», Journal of the Royal Society of New Zealand (2021).

Становление Резерфорда – ученого отнюдь не было гладким. Однако его трудолюбие, прекрасная память, интуиция и немного удачи помогли ему стать известным и уважаемым не только в академических кругах, но и во всем мире.

Он с отличием окончил начальную школу, получил стипендию на обучение сначала в колледже Нельсона, а позже в Кентербери-колледже в Крайстчерче. В 1895 году после окончания университета Резерфорд был удостоен стипендии, которая давала возможность проживавшим в колониях одарённым молодым подданным британской короны обучаться в Англии. Любопытно, что молодой Эрнест был только вторым кандидатом на стипендию, однако тот, кому она была присуждена, отказался ехать, и Резерфорд осенью того же года прибыл в Англию для работы и учебы в Кавендишскую лабораторию Кембриджского университета. И тут ему тоже повезло – он стал первым докторантом директора Лаборатории Джозефа Джона Томсона. 

О научных достижениях Резерфорда написано много статей и книг, упомянем лишь два момента –  в 1908 году Резерфорду была присуждена Нобелевская премия по химии «за проведённые им исследования в области распада элементов в химии радиоактивных веществ», а в 1911 году он провел свой знаменитый опыт рассеяния альфа-частиц, чем доказал существование в атомах положительно заряженного ядра и отрицательно заряженных электронов вокруг него. И на основе результатов этого опыта он создал планетарную модель атома.

Успех работ Резерфорда по изучению радиоактивности и его известность, пришедшая  после присуждения ему Нобелевской премии, вызвали значительный интерес в научных кругах Российской Империи. Постепенно, используя контакты своих немецких, датских и швейцарских коллег,  русские физики и химики начали налаживать контакты со своими единомышленниками в ведущих британских университетах.

Помимо перевода работ Резерфорда и включения результатов его научных достижений в собственные проекты, ведущие российские исследовательские институты заинтересовались возможностью стажировки своих ученых в лаборатории Резерфорда. Таким образом, еще до революции 1917 года в лаборатории Резерфорда побывало значительное количество студентов и ученых из Российской Империи. Наиболее известными из них были Георгий Антонов, Василий Бородовский, Константин Яковлев, Ядвига Шмидт, Станислав Лория, Богдан Шишковский, Станислав Каландык и Николай Шилов.

Безусловно, Первая мировая война оказала большое влияние на развитие науки, особенно в России. С одной стороны, российская наука была практически лишена финансирования – военное время диктовало свои приоритеты, и средства на научно-исследовательские проекты фактически не выделялись. К тому же многие молодые ученые и студенты отправлялись на фронт. С другой стороны, характер Первой мировой войны показал важность прикладной физики и технических профессий.

Безусловно, Первая мировая война оказала большое влияние на развитие науки, особенно в России. С одной стороны, российская наука была практически лишена финансирования – военное время диктовало свои приоритеты, и средства на научно-исследовательские проекты фактически не выделялись. К тому же многие молодые ученые и студенты отправлялись на фронт. С другой стороны, характер Первой мировой войны показал важность прикладной физики и технических профессий.

 

Продолжение читайте в Приложении к этому номеру «е-Наша Гавань».

Ольга Суворова, Веллингтон

На фото: Резерфорд в Капица-Клубе в Кембридже (из архива Музея П.Л.Капицы в Москве) 

Мы не коммерческая организация. Поддержи “Нашу Гавань” – 1$ и 1 минута времени. Спасибо.