Газета выходит с 2002 года
Поделиться в facebook
Поделиться в twitter
Поделиться в vk
Поделиться в linkedin
Поделиться в email

Я бесконечно благодарна Ольге Суворовой за то, что она открыла для меня мир одного из величайших представителей человечества – мир лорда Эрнеста Резерфорда. Лекция с заинтриговавшим меня названием «Русский мир лорда Резерфорда» проходила в Great Hall, бывшем лекционном зале Кентербери колледжа, в котором учился будущий лауреат Нобелевской премии и где в студенческие годы  бывал Резерфорд. 

Это сразу погрузило меня в атмосферу того времени и  создавало ощущение   незримого присутствия в зале самого ученого и его символического возвращения в alma mater. Это было увлекательное и захватывающее путешествие во времени, где Ольге удалось не только рассказать о великом ученом и учителе, но через призму исторических событий, происшедших в нашей стране после революции и в период сталинских репрессий,  рассказать о судьбах его русскоязычных учеников.  

Лекция получилась не только о  всемирно признанном ученом, но открыла нам великого человека, что не всегда совпадает. Ведь обычно ученые погружены в науку и не часто интересуются  проблемами других людей. Резерфорд и в этом  был исключением. « История науки показывает, что   ученый – это не обязательно большой человек, но крупный учитель не может не быть большим человеком», – вспоминал Петр Капица. Причем Резерфорд обладал даром привлекать талантливых исследователей и вдохновлять их.  Несомненно, Резерфорд умел быть еще и очень  щедрым учителем.  Не случайно 11 его сотрудников удостоились Нобелевской премии. 

Список русскоязычных учеников Резерфорда, которым он помогал и которых поддерживал на разных этапах их жизни и научной карьеры, впечатляет, а судьбы многих из них потрясают. Мартиролог   выдающихся ученых, пострадавших от сталинских репрессий, включая его учеников, кажется нескончаемым. Мне показалось, что с момента рассказа о судьбах русскоязычных студентов Резерфорда лекция  переросла границы темы, чтобы напомнить нам о невосполнимых потерях человеческого потенциала за всю историю  человечества. Если говорить об этом периоде в Советском Союзе, то современным историкам известно об арестах около 100 членов и членов-корреспондентов Академии наук. Из них 44 погибли: 23 расстреляны, 13 умерли в заключении, 8 погибли в ссылке. В 1922 году 160 представителей интеллигенции были депортированы из страны на так называемом «философском пароходе».  Некоторых ученых, наоборот, насильственно удерживали. Так, любимого ученика Резерфорда  Петра Капицу, приехавшего в 1934 году в Советский Союз навестить мать и друзей, больше не выпускали за границу, тем самым лишив возможности продолжать исследования. Только благодаря  участию и помощи Резерфорда через три года он смог получить оборудование и возобновить научную работу. К сожалению, учитель и ученик уже больше никогда не встретились. 

В своей лекции Ольге удалось рассказать не только о достижениях великого ученого, но и показать его как обычного человека, у которого, как и у каждого из нас,  бывали моменты неуверенности и сомнений. Удивительно, но, несмотря на всеобщее признание его научных достижений, Резерфорд был и оставался глубоко ранимым человеком. «Я убежден, что до последних дней его терзало чувство болезненной неуверенности». «Где-то в глубине этой богатой творческой натуры прятался больной, сжавшийся в комок нерв», – вспоминал хорошо знавший ученого Чарльз Сноу.

В своей лекции Ольга познакомила аудиторию с удивительной личностью, выдающимся ученым,  заботливым учителем, «великим человеком поразительного ума и высоких душевных качеств. А еще после лекции просто сами по себе возникли вопросы общего характера.

Кому нужна культурология сегодня? 

Чтобы ответить на этот вопрос, снова обратимся Резерфорду. Символично, что именно 1933 году в своем выступлении в Британской ассоциации он заявил: «…Эти превращения атомов представляют исключительный интерес для ученых, но мы не сможем управлять атомной энергией в такой степени, чтобы это имело какую-нибудь коммерческую ценность, и я считаю, что вряд ли мы когда-нибудь будем способны сделать это… Наш интерес к этой проблеме чисто научный». 

Очевидно, Резерфорд «недооценил» человечество. Основоположник ядерной физики представить себе не мог, к чему сегодня приведет его открытие. «Наука потеряла свою свободу. Она стала производительной силой. Она стала богатой, но она стала пленницей… Я не уверен, продолжал ли бы сейчас Резерфорд по-прежнему шутить и смеяться», – позже писал Петр Капица. 

Человечество пошло по пути развития технологического прогресса, что само по себе естественно. Но опасность исходит не от технологий как таковых, а от людей, которые ими распоряжаются. Особенность нынешнего этапа цивилизации в том, что грань между добром и злом становится все более зыбкой. Развитие технологий без «нравственного закона внутри нас», о котором говорил Иммануил  Кант, ведет (или уже привело?) нас к глобальной  нравственной катастрофе.

Не удержусь, чтобы не процитировать ставшее сейчас популярным высказывание  дирижера Риккардо Мути: «После того, как симфонический оркестр сегодня стоит меньше одного футболиста, какое наследие мы ожидаем оставить нашим детям? Культура существует не для получения прибыли, а для воспитания. Если это не изменится, то в будущих поколениях будут преобладать поверхностные и очень опасные люди».

Писатель Евгений Водолазкин отмечает: «Тик-ток… оперирует короткими высказываниями и развивает короткие формы внимания. Перед нами – очевидный курс на примитивизацию сознания. Характерно, что малолетние тик-токеры там самые успешные фигуры: в удачный день они способны заработать целое состояние».

Культура – это спасительная вакцина для человечества как вида. Если мы это не поймем, мы обречены на вымирание. В сложившейся сейчас  ситуации нет ничего, что могло бы объединить мир, кроме культуры. Пока существует культура, у нас есть шанс на спасение.

Новая Зеландия – глухая провинция?

Нередко приходится слышать, что Новая Зеландия –  это провинция:  и  образование не то, и культура не та. Но давайте хотя бы  попробуем представить себе эту страну 150 лет назад! Похоже, у Эрнеста Резерфорда, родившегося в то время  в поселке Spring Grove под Нельсоном в семье фермера, где было 12 детей, вообще не было никаких шансов получить хоть какое-то образование!  Но ведь он жил в этой стране до 24 лет и именно здесь начал заниматься научными исследованиями. 

Многим знакомы имена тех, которым новозеландское происхождение «не помешало» осуществить свои мечты: Эрнест Резерфорд, Эдмунд Хиллари, Джин Баттен. Среди них – наши с вами современники: Питер Джексон, Тайка Вайтити,   Мартин Кэмпбелл. Кстати, Элеонора Каттон (Eleanor Catton), которая в 2013 году стала самым молодым лауреатом  Букеровской премии за всю историю награды, окончила  Бернсайд школу в Крайстчерче, а сейчас живет в Окленде и пишет очередную книгу. 

Да если посмотреть вокруг, сколько талантливых  людей в окружении каждого из нас нашли себя в этой стране! Так, может, провинция – это не место проживания, а наше восприятие мира?

Ну, а если нет возможностей, надо научиться создавать их самим и, как говорила великая Майя Плисецкая, «адаптироваться к новым реалиям, вписав в них свою судьбу, хотя это невероятно тяжело». Но ведь никто не обещал, что будет легко.

– Вы всегда на гребне волны, – сказал кто-то Резерфорду.

– Что ж, в конце концов, я создал волну, не так ли? – ответил он

Ольга Суворова – из тех, кто создал «свою волну».

Ее лекция «Русский мир лорда Резерфорда» – результат  упорной самоотверженной пятилетней работы над этой темой.  

А пока некоторые продолжают считать, что в Новой Зеландии нет возможностей для самореализации, Ольга уже работает над новыми публикациями, с которыми, я надеюсь, мы сможем познакомиться  на страницах газеты «Наша Гавань».  Пожелаем ей успехов.

                                      Анна Филиппочкина, Крайстчерч

 

Мы не коммерческая организация. Поддержи “Нашу Гавань” – 1$ и 1 минута времени. Спасибо.