ПУТЕШЕСТВИЕ В ОКЕАНИЮ

Поделиться в facebook
Поделиться в twitter
Поделиться в vk
Поделиться в google
Поделиться в linkedin
Поделиться в email

  (Продолжение. Начало опубликовано в номерах 101, 102, 2020г. и №104, 2021)

 

Наш второй трек начался 2 марта, 2020 г.

Наверное, следует рассказать немного о стране, которая промелькнула за окном  рейсового автобуса,  о людях, которых мы встретили. Удивительное дело, городки и небольшие фермы казались  совсем небогатыми,  а новозеландцы производили  впечатление очень состоятельных людей. Здесь трудно представить  многомиллионную новогоднюю  иллюминацию или  бордюры из каррарского мрамора, как в России.  Легкое ощущение «жлобства»  витает в воздухе, это связано  с тем, что все очень дорого и действуют строгие запреты. Но это не персонифицированное жлобство. Люди, с  которыми мы сталкивались, были милы и отзывчивы.

Объясняя нам правила пребывания в кемпинге, очаровательная девочка сказала, что «check out» в 11 часов и в это время меняют код на туалетах и вновь пребывающие  получают новый код,  а   «вчерашние» уже никаких прав  на туалет не имеют. Увидев мое опрокинутое лицо,   девочка   надела   свою самую лучезарную улыбку и сказала « Wellcome…». У нас  правила могут  быть вполне разумные, но заведется какая-нибудь гнида в присутственном месте и начнет измываться над людьми.  Сейчас этого стало поменьше. 

Когда мы приехали в Тонгариро, то от остановки рейсового автобуса до кемпинга оставалось 15 км. Если бы автобус проезжал мимо кемпинга,  то  следовало бы изменить маршрут, чтобы открыть эту золотую жилу. Ногами не дойдешь и за эти километры можно  брать любые деньги и  заплатишь, деваться некуда.  На первом пути нас подвез симпатичный пожилой местный житель. Он подошел к Сереже, который озабочено вертел головой в поисках нашего трансферта, и спросил, нужна ли нам помощь. И сам предложил отвести нас в кемпинг.  При этом он отложил свои дела, оставил жену с вещами на остановке (иначе мы со своими рюкзаками не  помещались в его небольшом  автомобиле), а на прощанье  еще и обнял нас сердечно.  Я не могу сказать был ли этот случай  среднестатистическим  или мы столкнулись с уникальным проявлением человеческой доброты, но в Новой Зеландии  отношения между людьми строятся по каким-то другим законам. Все решают деньги – это точно, но ночью на пустых улицах Веллингтона водитель мусоровоза бросает свою почтенную работу и бегает с нами, ища остановку автобуса , идущего в аэропорт. В общем, все ходят вниз головами, включая солнце.

Городок  Квинстаун  расположен на берегу большого озера Вакатипу и окружен со всех сторон невысокими зелеными горами.   Он похож на многочисленные городки, которые появились во всем мире, благодаря туристическому буму.  В  таких городках много кафе, ресторанов, хостелов, отелей. Туристам предлагают  полетать на параглайдингах, поплавать  на лодках, подняться на фуникулёре на  гору. Человек с рюкзаком смотрится неким анахронизмом.  Наши  средства позволяли нам поселиться или в палатке в кемпинге или в «капсульной» гостинице, где крохотные комнатушки отделены друг от друга фанерными стенками, а от общего помещения легкой шторкой. Мы отдали предпочтение кемпингу, и, глядя на нашу палатку,  зажатую между двух огромных трейлеров, я с удовлетворением отметила,  что именно об этом мы и мечтали, планируя путешествие в НЗ.

Трек, который Сережа запланировал, был частично закрыт. Циклон, который бушевал здесь три недели назад, разрушил мосты через многочисленные речки. Садизм заключался в том, что часть трека уже открыли  и можно было пройти перевал, переночевать и еще раз пройти тот же перевал, но уже в другую сторону. Я этого решительно не хотела. Надо было видеть тоскливые Серегины глаза, но я проявила твердость и мы пошли  другой, более простой трек, который назывался Greenstone and Caples track. Это названия двух   речек. По одной поднимаются вверх, проходят очаровательный перевал и  по  другой спускаются вниз.  Трек рассчитан  на  четыре дня и три ночевки в  «хижинах». 

Теперь надо рассказать о том, что такое новозеландские треки. Я стала лучше разбираться в этом вопросе.   Трек – это небольшая, рассчитанная на несколько  дней пешеходная прогулка. Популярные треки могут быть очень дорогими. Место под палатку там   стоит столько же сколько номер в европейской гостинице. Но, несмотря на это, резервировать места надо за полгода.  Трудно поверить,  что столько идиотов предпочитают  с рюкзаком бродить   тропам, но двух я  назову уверенно,  и выборка идет по всему миру. Есть и не дорогие треки, такой наш трек №2. Никакой специальной физической подготовки  не требуется, чтобы погулять несколько дней с легким рюкзаком по  комфортным тропинкам.  Например, если небольшой ручеек пересекает тропу, то он будет покрыт незаметной сеткой, чтобы камень не подвернулся по, то она обычно  поднята над землей, и ты шагаешь по деревянному настилу с сухими ногами, не нанося вреда окружающей природе.    Возраст тоже не служит помехой, мы часто встречали треккеров старше нас. Однажды  мы подошли к речке, которая после дождей требовала к себе чуть большего уважения. Сережа где-то перепрыгнул, а я сняла ботинки, готовясь идти вброд. Тут нас догнали две пожилые леди,  которые, не снимая ботинок, врезались  по колено в  воду. Далее  не снижая крейсерской скорости, мелькая сухими ляжками, они скрылись из виду. Удар позитивом был так силен, что я осталась сидеть, раскрыв рот.

Теперь о так называемых «хижинах»  Обычно это просторный дом, в котором есть одна большая комната с печкой, со столами, где можно готовить еду и столами, за которыми едят,  несколько спален, где стоят двухъярусные кровати с матрасами. Все   очень функционально, чисто и уныло. На стенах висят плакаты, напоминающие о строгих правилах и больших штрафах.

В первый день мы прошли всего 10 км и остановились на  ночевку около хижины, в которую к вечеру набилась толпа, и мы в очередной раз порадовались, что наша палатка дает нам возможность  быть в стороне от пустых и громких разговоров. Там мы встретили одного интересного человека.  Сорокалетний парень из Франкфурта четвертый месяц  идет пешком по НЗ. Он поставил перед собой цель  пройти оба острова. Часть пути он преодолел год назад. Потом на зимний период улетел домой, вернулся в ту точку, где остановился  и пошел опять. Таких упертых какой-нибудь идеей людей мы встречали только на алтайских тропах.

Ночью шел дождь, и мы сладко проспали до 9 часов. Вышли на тропу последними. Нам предстояло пройти во второй день 18 км.

Наконец мы могли наблюдать вокруг себя природу, соответствующую нашим представлениям о НЗ.  Это феерия зеленого цвета.  Сколько оттенков может иметь зеленый? Какие нюансы, какие акценты. Трава одного цвета,  мхи и  лишайники другого деревья третьего. Правда с деревьями здесь получается какая-то несуразица, Оказывается, что самое распространенное  дерево – береза. Но не подумайте, что она напоминает наших белоствольных  красавиц. Одна называется  «красная», у нее  грубая кора, как у сосны, и она  достигает огромных размеров. Если такое дерево падает на тропу, то   надо специально  выпиливать проход, потому, что ни обойти, ни перелезь его нельзя. Еще одна береза называется «горной». Она потоньше и ствол у нее кажется каменным. Листочки у этих с позволения сказать берез, маленькие и жесткие. 

Мы подошли к хижине только около  семи часов вечера,  изрядно устав.  Быстренько поставили  палатку и пошли в хижину, надеясь увидеть наших вчерашних попутчиков. Каково было наше изумление,  когда мы поняли, что хижина пуста! Не было  никого! Даже стало как-то не по себе. Куда же делись все эти крутые ребята? Так мы и не разгадали эту загадку.   Но мы решили переночевать в хижине и примерить на себя этот Формат. Нам не понравилось. Мы привыкли, что в палатке есть свет от звезд,  бормотание речки, запах травы. В доме было темно, тихо и пахло чужим.

Утром Сережа ушел фотографировать Лес. (Захотелось написать это слово с большой буквы). В лесу нет подлеска, нет травы. Огромные деревья  упав, покрываются толстым слоем ярко-зеленого мха и перестают быть похожими на деревья. Издали кажется, что это лежат  какие-то  фантастические  животные  с тремя  головами, двумя хвостами и огромными крыльями.  Камни тоже покрыты  лишайником и кажутся мягкими.  В лесу нет ягод, грибов, цветов. Не видно  следов каких-нибудь  зверей. Не поют птицы. Один раз раздался странный звук скрипящей двери, другой – как будто заплакал ребенок. Лес холодный, но не такой, как бывает банка пива из холодильника, а как  «холодным» человек. Боюсь, что мне не хватает слов  для того, чтобы передать то сумрачное настроение,  которое накрывает тебя в этом  лесу. Может быть, это сумеют сделать Сережины фотографии. Или надо перечитать стихотворение «ЛЕС» Николая Гумилева. Я его в юности очень любила. Потом  стало понятно, что  какая-то потусторонность Леса связана  с тем, что он  расположен достаточно высоко. Когда мы спустились метров на 500, то волшебство  испарилось. Как будто в комнате включили свет и пиджак  на стуле перестал хлопать крыльями.

Третья наша ночевка была « дикая». Мы разбили палатку на солнечной поляне, около прозрачной реки. Мы  наслаждались давно ожидаемым общением с  дикой природой, а нами наслаждались тучи ужасно кусачей мошкары, которой тоже видно не часто перепадает такой десерт.

Мы не прошли в НЗ запланированный горный трек по независящим от нас обстоятельствам. Но мы увидели самые красивые на Земле зеленые горы.

Окончание следует.

Татьяна Михайлова-Румер, Новосибирск

Мы не коммерческая организация. Поддержи “Нашу Гавань” – 1$ и 1 минута времени. Спасибо.