c 2002 года
Читайте, смотрите, слушайте!
Поделиться в facebook
Поделиться в twitter
Поделиться в vk
Поделиться в google
Поделиться в linkedin
Поделиться в email

Наш соотечественник отправился в пандемию на яхте через Тихий океан

Пока мир готовится ко второй волне коронавируса, а воздушные границы большинства государств по-прежнему на замке, свободно только море. Именно морским путем наш соотечественник, IT-менеджер и профессиональный яхтсмен Дмитрий Пелевин решил добраться через Тихий океан до берегов Новой Зеландии, где живет несколько лет. На небольшой яхте он доплыл в одиночку с карибского острова Мартиника до Панамы, затем благополучно прошел через Панамский канал и вышел в океан. Большое и непредсказуемое путешествие по бескрайним водам, рассчитанное на несколько месяцев, идет полным ходом. “РГ-Неделя” пообщалась с яхтсменом и разузнала о том, как родилась идея невероятного приключения.

Екатерина Забродина

Дмитрий, ваш план пересечь Тихий океан звучит фантастически. Похоже, вы – единственный яхтсмен, который рискнул отправиться в одиночку по такому маршруту в разгар пандемии? 

Дмитрий Пелевин: Насколько я знаю – да, по крайней мере, с целью попасть домой. Сейчас яхты редко используют как средство передвижения, чтобы куда-то добраться. Я знаю людей, которые годами живут на своих лодках – это распространенный сегодня стиль яхтинга. На Карибах мне встретились ребята, которые десять лет неспешно плыли от берегов Турции до Панамы. Для них яхта – это плавучий дом. Есть еще вариант с перегоном лодок. Допустим, владельцу надо перегнать свое судно с Панамы в Новую Зеландию, для этого он нанимает профессиональную команду из нескольких человек. У меня совсем другая история.

Екатерина Забродина. С чего она началась?

Дмитрий Пелевин: Все вышло спонтанно. Пандемия застала меня во Франции. Границы внезапно закрылись, и я не смог улететь в Новую Зеландию, где меня ждали важные дела. Время шло, самолеты по-прежнему не летали. И тут я подумал: море-то открыто! Так почему бы не дойти туда по морю! Конечно, у меня и раньше была мечта пересечь океан, но никогда не было возможности надолго уйти в “свободное плавание” из-за работы. Но так вышло, что как раз недавно я уволился, а на новое место пока не устроился. В общем, такой шанс нельзя было упускать. Только для начала надо было найти, на чем плыть. Я начал срочно изучать предложения о продаже яхт. Но на южном побережье Франции ничего подходящего не нашлось: оказалось, местные владельцы вообще не умеют ухаживать за лодками. Да и зачем, если они используют их для небольших дневных переходов и купания в бухтах. Я видел яхты, которые паруса годами не открывают. Однажды заглянул в грот (задний парус – прим. РГ) такой лодки, а там птицы свили гнездо! Я уже почти потерял надежду, как вдруг увидел в Фейсбуке объявление о продаже яхты на Мартинике. Она принадлежала ребятам из России, которые срочно собирались улетать домой. Как раз начинался сезон ураганов, и им надо было куда-то пристроить свою лодку. Она была по габаритам чуть меньше тех вариантов, которые я прежде рассматривал, – 37 футов (около 11 метров – прим.РГ) в длину, но отлично подготовлена и обустроена для длительных путешествий. И к тому же вписывалась в мой бюджет – ее отдавали по цене машины среднего класса. Уже через сутки я приземлился на Мартинике! Мне и здесь повезло, ведь я вылетел из Парижа чуть ли не единственным рейсом и был готов к тому, что меня развернут в аэропорту. Но меня пустили на остров, и я купил ту самую лодку. Правда, без приключений не обошлось: за пару дней до выхода в Панаму я на неделю слег с лихорадкой денге. Но, восстановив силы, сразу же отправился в путь.

Екатерина Забродина. Как назвали яхту?

Дмитрий Пелевин: Имя ей дали прежние владельцы – Cupiditas. В переводе с латыни – “сильное желание”, “страсть”. Они рассказывали, что долго выбирали название.

Екатерина Забродина. Говорящее! Решили его не менять?

Дмитрий Пелевин: Оно мне нравится. Да и не так просто это сделать. Мало того, что имя лодки надо поменять в официальном морском реестре, так еще и в “океаническом реестре”, или в “реестре Нептуна” – есть такая примета у яхтсменов. Нептуну следует пожертвовать бутылку шампанского, закатить в его честь вечеринку – иначе не будет попутного ветра.

Екатерина Забродина. А какие еще у яхтсменов приметы?

Дмитрий Пелевин: Их много. Например, считается, что ни в коем случае нельзя причинять вред чайкам. И если чайка случайно попадется на рыболовный крючок, ее надо обязательно освободить. А вообще я не очень суеверный человек.

Екатерина Забродина. Не страшно одному плыть через океан?

Дмитрий Пелевин: Если честно, нет никакого страха. Я давно хожу на яхтах и в принципе понимаю, что может случиться, а чего – не может. Главное – быть готовым к любым ситуациям.

Екатерина Забродина. Какая нужна подготовка для такого путешествия? 

Дмитрий Пелевин: Конечно, необходимо иметь релевантный опыт таких переходов. Нужно не просто быть матросом и участвовать в каких-то прибрежных регатах, но походить в океане, чтобы понять, как вообще океан устроен, как устроены навигация, метеорология. Многие яхтсмены никогда этому специально не учились, просто занимаются этим всю жизнь – двадцать, тридцать лет – и потихоньку осваивают знания. Тем более что информации много, она открытая, и в сообществе люди охотно ею друг с другом делятся. Главное – любить свое дело, тогда и знания придут. Но если хочется идти по правильному пути, то, конечно, нужно учиться – сначала на шкипера дневного плавания (Day Skipper), чтобы ходить под парусом в прибрежных водах, а затем двигаться дальше. Финальные ступени – капитан дальнего плавания (Yachtmaster Offshore) и шкипер яхты для пересечения океана (Yachtmaster Ocean). На самом деле различий между последними двумя курсами очень мало. Я дошел до предпоследней ступени. А с океаном впервые познакомился семь лет назад, когда переехал в Новую Зеландию. До этого ходил только в Средиземном море.

Екатерина Забродина. Вы сказали, что размер вашей яхты чуть меньше среднего. То есть на 37-футовых парусных лодках обычно не выходят в океан?

Дмитрий Пелевин: Считается, что это не совсем океанический вариант. Оптимальной длиной называют 45-50 футов. Но на самом деле за границей люди проще к этому относятся. Англичане, французы, новозеландцы, шведы выходят в океан и на 30-футовых лодках.

Екатерина Забродина. Какие опасности могут поджидать яхтсмена-одиночку в океане? Ураган? Шторм?

Дмитрий Пелевин: У ураганов есть сезоны. Сейчас их хорошо предсказывают, и за несколько дней все уже известно. Это дает яхте шанс пройти сто – двести миль и “увернуться” от стихии. Но все равно встретить ураган даже за сотню километров не очень приятно. Одно из мест, где ураганы зарождаются, находится как раз выше Новой Зеландии, где-то в районе Фиджи. Оттуда они идут на Филиппины. Активный сезон там начинается где-то в январе – феврале, поэтому мне нужно успеть проскочить это “окно”, чтобы дойти до Новой Зеландии. Вообще за погодой надо следить. Прогноз за два-три дня всегда точен, поэтому случайно попасть в шторм тоже практически невозможно. Но даже если ты по каким-то причинам не можешь изменить курс, то можешь подготовить лодку. Есть специальные тактики штормования, которые позволяют уходить от шторма или, наоборот, встречать его на плавучем якоре. Из реальных опасностей я бы назвал столкновение со спящими китами – такие случаи известны. Кит весит тридцать тонн, а лодка наподобие моей – шесть тонн. Из-за повреждений корпуса судно может затонуть. Кстати, после запрета китобойной охоты популяция этих животных в Тихом океане восстановилась. А вот акул в океане не так много, и потопить лодку они не способны. Правда, встречаются океанические акулы – длинноплавниковые. Они часто нападают на моряков, терпящих бедствие возле затонувшего корабля. Такое поведение связано с тем, что в океане не так много еды. А недавно у входа в Гибралтар были отмечены нетипичные случаи нападения косаток на яхты. Это очень странно, ведь косатки никогда не атакуют человека, они очень миролюбивы. Думаю, этому найдется какое-то объяснение.

Екатерина Забродина. А что насчет пиратов?

Дмитрий Пелевин: Пиратов действительно нужно опасаться. Эти мужики с автоматами подплывают на быстрых рибах (RIB, жесткие надувные лодки, – прим. “РГ”), грабят, иногда убивают людей в море. Но они орудуют в основном в прибрежных зонах неблагополучных стран. В открытом море и в океане никаких пиратов сейчас нет. Теоретически еще существует опасность столкновения с плавающим контейнером. Но в Тихом океане она маловероятна. Все контейнеры по правилам сегодня должны иметь отрицательную плавучесть и в течение суток затапливаться. Даже не знаю, насколько надо быть невезучим, чтобы найти такой плавучий контейнер в океане. Наверное, это судьба. Но в Интернете действительно описано с десяток подобных случаев. Однако их процент очень мал.

Екатерина Забродина. Вы планируете делать остановки в пути?

Дмитрий Пелевин: Они будут минимальны. Я планировал остановиться на Маркизских островах (они относятся к Французской Полинезии) и на Островах Кука. Нуку Хива – самый крупный остров на Маркизах – выдал мне разрешение зайти в их порт. А вот в морском департаменте Островов Кука пока молчат. Местные чиновники опасаются “завоза” инфекции, хотя очевидно, что подхватить ее в открытом океане невозможно – вот уж где полная самоизоляция! В обычное время никаких проблем не возникло бы, но из-за коронавируса все усложнилось. Раньше процедура выглядела так: вы заходите в порт въезда, где вас проверяет карантинный офицер (так было всегда, еще до ковида), потом таможня, иммиграционная служба. После проверки документов в паспорт ставят штамп – и дело готово. Некоторые страны, как Панама, еще берут с яхтсменов сбор за разрешение плавать в прибрежных водах. Кстати, там я провел две недели на карантине, прежде чем мне оформили въезд в страну. При этом есть международное правило, которое разрешает лодке на 72 часа зайти в порт, чтобы владелец мог сделать срочный ремонт, запастись топливом и едой. Для этого даже не нужны визы или другие документы. Однако на фоне эпидемии береговые службы многих стран не пускают яхты, жестко прогоняют их от побережья и даже угрожают стрельбой. Поэтому я буду запасаться горючим, водой и провизией с запасом, чтобы точно хватило до Новой Зеландии. Макароны, рис, крупы – продукты на Панаме очень дешевые. Морозилку забью свежим мясом.

Екатерина Забродина. А как с алкоголем? Можно ли позволить себе бокал вина во время путешествия через океан?

Дмитрий Пелевин: Все относятся к этому по-разному. Многие яхтсмены, особенно в компании, употребляют спиртное даже во время переходов. Я считаю, что все-таки надо придерживаться трезвого образа жизни, потому что такое путешествие требует предельной концентрации.

Екатерина Забродина. Что самое удивительное для вас в океане? 

Дмитрий Пелевин: В океане много всего интересного. Это не какая-то пустыня с водой, где ничего нет. В океане всегда есть, за чем понаблюдать. Ночью видны необыкновенно яркие звезды, какие бывают только в море. Там нет никакого светового шума, и можно часами рассматривать созвездия и Млечный путь. По пути на Панаму я наблюдал падающие звезды – завораживающее зрелище. Встречается люминесцентный планктон, который от волн лодки начинает светиться. А по утрам собираешь с палубы летучих рыб – кстати, они очень вкусные. Вокруг много животных и птиц. До ближайшей земли – триста километров, а они все равно прилетают и ловят рыбу! Дельфины приплывают постоянно, особенно если идешь не очень далеко от берега. Они общительные, доброжелательные и очень игривые. Могут два часа сопровождать лодку, подныривать под нее. Особенно молодые дельфинята любят проделывать акробатические трюки. Иногда они подплывают так близко, что до них можно дотронуться рукой. А вообще в океане есть два особых ощущения. Одно из них – когда отходишь от берега, и земля пропадает за горизонтом. Тогда возникает что-то вроде грусти. Это не страх, не паника, но целая палитра чувств, которые сложно описать словами. Вскоре грусть уходит, и в океане ты чувствуешь себя как дома. А потом впервые за несколько дней ты вдруг снова видишь землю. И это всегда огромная радость.

Кстати

За путешествием Дмитрия Пелевина можно следить в соцсетях:Telegram – Ever.sailing; YouTube-канал – Ever Sailing – Жизнь в океане.

Екатерина Забродина

Перепечатка, с небольшим сокращением,  из Российской газеты» (https://rg.ru/2020/10/20/rossiianin-otpravilsia-v-pandemiiu-na-iahte-cherez-tihij-okean.html)