Газета выходит с 2002 года
Поделиться в facebook
Поделиться в twitter
Поделиться в vk
Поделиться в linkedin
Поделиться в email

Из цикла «Мужчины и женщины»

Нашему соседу только в Болливуде играть. Высок, строен, как лоза, с тонкими чертами лица, с фигурно выбритой бородкой, белоснежной улыбкой. А если чалму свою наденет, то чисто Аладдин. В общем, картинка, а не сосед.

В первый раз напугал меня своими темными одеждами, глубоко надвинутым капюшоном. Он какой национальности? Он из местной банды? От темных одежд и капюшона опасностью повеяло, причем у нас под носом. Дома наши совсем рядом.

Он повернулся ко мне, поздоровался, я молча, без улыбки кивнула. Вскоре в почтовом ящике нашли записку: “Хотели бы угостить вас своими сладостями, не могли бы сказать, когда мы можем это сделать?” И их телефон.

Мы позвонили, договорились. Они пришли всей семьей. Нарядные все. Семья сикхов. Лакшми веселая, жизнерадостная, в ярком шарфе, перекинутом через плечо. Она мне потом из Индии такой же привезла. Крупал без тюрбана, но в белой рубашке, по-европейски одет. Вот тогда мы заметили, какой он красавчик.

Ребенок их был ужасно непослушный, но Крупал так был с ним терпелив, а с нами так сердечен, и Лакшми там мила, что мы поняли, что нам невероятно повезло с соседями.

Они оказались умными, образованными и какими-то очень правильными.

Их семья – пример любви и заботы, во дворе трава всегда пострижена, маленький домик – образец порядка внутри и снаружи.

Они приехали из Индии лет 10 назад. Лакшми с самого начала работала в кафе, а Крупал в банке. Ничего необычного.

Мы к друг другу в гости не ходили, но всегда знали, что можем им оставить ключи, если уедем, и они тоже знали, что есть, кому за домом присмотреть.

Встречаем как-то Крупала. “Сократили,- говорит, меня, – Потерял работу”. Мы сочувствуем. У ребят уже двое детей. Лакшми тоже осталась без работы, кафе ее просто закрыли.

Ну, ужас же!

А он нам: “Да нет, хорошо, что так вышло – мечта у меня есть – стать cameraman (оператором, по-нашему). Пойду учиться на курсы, закончу, буду искать работу…”

А мы немного знали о новозеландском кинопроизводстве. У нас действительно лучшие режиссеры мира снимают кино часто, потому что красивая природа, хорошо обученные специалисты, при том, что стоит это в несколько раз дешевле, чем в Голливуде или в Европе.

Но устроиться каким-то камераменом или визажистом, или помощником режиссёра практически нереально. Конкуренция сумасшедшая, а страна маленькая. Да и он уже не мальчик – с камерой в подмастерьях бегать, пока до серьезного уровня дорастёшь.

И мы ему назидательно, с высоты своего жизненного опыта, так сказать: “А ты хорошо подумал? А? Все ж таки двое детей у тебя. В банке ты всегда работу найдешь. Держись поближе к деньгам, глупыш”.

Ну не совсем прям так, но примерно. Внушение сделали. Он не ответил, улыбнулся только.

Прошло 2 года. Крупал изменился внешне так, что если бы мы не видели из окна его часто, я бы просто узнавать его перестала. Еще больше похудел, отрастил бороду лохматую почти до пояса, тюрбан вообще перестал снимать, стал ужасно похож на душмана.

Руки все в каких-то фенечках. Современного человека в нем выдают лишь эппловские часы на запястье. Растерял всю свою красоту, блин.

Я решила, что это у него от трудной жизни. В религию совсем свою ударился, бедняга. А муж почему-то сказал: “Ни фига! Это имидж у него такой, он же cameraman все-таки, а не какой-то там банковский менеджер. В прошлом имидже он вообще на творческого человека был не похож. А тут смотри, какой колоритный!”

Я промолчала, но подумала: « Кто от хорошей жизни так отощает?”

Вчера встречаемся с Лакшми и Крупалом около наших домов.

Я шучу: “А камера где? Ты стал знаменитым?”

Лакшми хохочет: “Скоро, скоро”.

Я: “Голливуд тебя ждет!”.

Лакшми: “Возможно!”

Я – Крупалу: “Ты на Аватаре с Камероном будешь работать?” (Ну, вы, возможно уже знаете, что у нас продолжение “Аватар” снимают сейчас, там работают все самые лучшие новозеландские спецы – операторы, каскадеры, гримеры, попасть в эту обойму практически невозможно).

А он мне серьезно: “Я – нет, не там, я работаю сейчас в Данидине, у меня там сейчас контракт на 1,5 года” И называет другую картину, которая тоже начинает сниматься в Новой Зеландии.

Я озадаченно молчу. Глупо как-то шутить.

Мы прощаемся.

Муж находит вечером Крупала в своих друзьях на ФБ.

Он известный  человек в мире кино Новой Зеландии. Его дипломная работа получила приз на Каннском фестивале. И еще какие-то регалии. Работает с известными продюсерами и делает полнометражный фильм. У него есть своя большая команда.

Его камеру есть, кому носить.

                                              Татьяна Аксенова-Хошева

 

Мы не коммерческая организация. Поддержи “Нашу Гавань” – 1$ и 1 минута времени. Спасибо.